Previous Entry Share Next Entry
История и структура Тавистока
akatv
фото Кричтона-Миллера
фото Кричтона-Миллера из книги "Fifty years of the Tavistock clinic".

Основная масса публикаций, описывающих Тавистокский институт, такова, что попытка упоминания этого слова на людях вызывает примерно ту же реакцию, что и разговоры о масонах, летающих тарелках и прочих протоколах сионских мудрецов. Вас, скорее всего, поднимут на смех.


Тема Тавистока дико зашумлена конспирологами. Есть масса книг разных авторов, которые имеют похожую структру. В них по главе на каждую из тем - летающие тарелки, HAARP, убийство Кеннеди, Битлз, Тависток ...
То есть, слово "Тависток" часто используется как пугало широкого профиля. Эта дымовая завеса создана не просто так. Влияние этого необычного мозгового центра и связанных с ним организаций прослеживается в разных направлениях и в различных уголках земного шара. Где же искать достоверную информацию?

Доступно несколько разных изложений истории Тавистокского института, написанных людьми, в разные годы руководившими институтом. Это, прежде всего, книга Дикса (H.V. Dicks) «50 лет Тавистокской клиники» и статьи Триста (Eric Trist), вошедшие в «Тавистокскую Антологию». В этой статье мы кратко рассмотрим историю Тавистока, составленную на основе вышеупомянутых официальных публикаций.

Годы становления
Все источники сходятся в том, что Тавистокская клиника родилась в голове д-ра Кричтона-Миллера. А на исполнительном уровне, можно сказать, что клиника была организована на встрече, прошедшей в 1919 году в гостинной Леди Маргарет Николсон (Lady Margaret Nickolson) в Челси. Там говорили Лорд Волмер (Lord Wolmer), д-р Фаркухар Дазвард (Dr Farquhar Duzzward), в то время работавший терапевтом в госпитале Святого Томаса (St Thomas's Hospital), Форд (Reverend Lionel Ford), глава школы Харроу, и Кричтона-Миллера (H. Crichton-Miller, H.C.M. - как его называли).
Там же присутствовал армейский медик Гордон Мак-Кензи (Lieut. Colonel H. Gordon Mackenzie).

Стоит сразу обратить внимание на связь (не единственную) с госпиталем св. Томаса, где Вильям Саргант (William Sargant) позже, в 1950-е годы, проводил свои бесчеловечные эксперименты над людьми с обильным применением электрошока и различных химических препаратов.

Войны были для психологов и психоаналитиков бесценным полигоном для наблюдений и экспериментов. Их интересовали особенности поведения людей, подвергшихся шоковым воздействиям - стрессам, контузиям.

Клиника должна была использовать опыт, полученный военной психиатрией в процессе работы с людьми, пострадавшими от контузий и военных неврозов. Также предполагалось совмещать военный опыт помощи невротикам с применением фрейдовской теории неврозов, чтобы лечить не только военнослужащих и ветеранов, но и гражданских людей.

Главными задачами и принципами стали: понимание и лечение, исследование, предотвращение и обучение.

Первый пациент был принят 27 сентября 1920 года и им стал ребёнок. В этот момент персонал клиники состоял из 7 (по другим данным — 9) человек, среди которых важно отметить Джона Риза (John Rawlings Reese), который в 1926 году стал заместителем директора (главврача), а 1933 году сменил Кричтона-Миллера на посту главного врача. Клиника имела отделения для детей и для взрослых.

В начале 1930-х годов членами тавистокской команды были открыты клиника Девидсон в Эдинбурге (Davidson Clinic) и Институт научной терапии делинквентности (Institute for Scientific Treatment of Delinquency), ныне известный как клиника Портман (Portman Clinic). Выделение Института было, в частности, связано с тем, что учащающиея появления необычных «посетителей», сопровождаемых парой полисменов и пристёгнутых наручниками к одному из них пугали рядовых пациентов.

За первые 12 лет Клиника стала национальной школой лечения и изучения невротических и аналогичных заболевании.

Отмечают, что особенность тавистокского подхода в том, что создавались смешанные группы из исследователей разных специализаций. В процессе совместной работы они взаимообучались.

    В годы войны были выработаны важные нововведения:
  • Командная психиатрия как метод зондирования, приводящий к выявлению критических проблем.
  • Социальная психиатрия как наука, допускающая профилактическое вмешательство для решения проблем большого масштаба.
  • Создание новых учреждений совместно с военными для проведения этой политики.
  • Терапевтическое сообщество как новый способ лечения.
  • Культурная психиатрия для анализа вражеского менталитета.

Операция «Феникс»
Осенью 1945 года было принято решение, что клиника должна быть готова к тому, чтобы войти в Национальную систему здравоохранения, которую планировалось создать в 1948 году. Для этого клиника должна быть отделена от исследовательского центра.
Эта готовность привлекла в 1945 году Алана Грега (Alan Gregg), из фонда Рокфеллеров, и в 1946 году был фонд выдал грант, пригодный для любых целей, без которого не удалось бы создать Тавистокский институт человеческих отношений.
Первоначально Институт был подразделением Клиники.

Академический мир относился к деятельности Института враждебно. Было отказано в публикации крупной работы об отборе людей для военных целей. Финансирование не выделялось. В этих условиях необходимо было заявить о своих академических претензиях. Поскольку было мало шансов на публикацию большей части этой работы в существующих журналах, в 1947 году было создано собственное издательство (Tavistock Publications).

Число публикаций издательства по данным archive.org:


Как мы видим из диаграммы, со временем число публикаций упало. Это проще всего связать с тем, что с разрастанием «сети», описанной ниже, львиная доля публикаций стала выходить в других издательствах.

На этот момент в штате Института было 8 человек под руководством Вильсона (Wilson).

О структуре Института
Это независимая некоммерческая организация на основе Ассоциации, состоящей из 500 доброжелателей на ключевых позициях в медицинском и академическом мирах, в промышленности и других социальных секторах. На ежегодном собрании Ассоциация выбирает небольшой Совет, который раз в квартал встречается с Управляющим Комитетом (MC, Management Committee).

В 60-е годы было уже 5 подразделений, произошедших от Управляющего Комитета:

  • Центр человеческих ресурсов ( Human Resources Centre, HRC),
  • Центр прикладных социальных исследований (Centre for Applied Social Research, CASR)
  • Школа семейной психиатрии и психического здоровья общества (School of Family Psychiatry and Community Mental Health)
  • Институт супружеских отношений (Institute for Marital Studies)
  • Институт исследования операций (Institute for Operational Research)

Институт стал федерацией, объединяющей взаимодействующие отделы с единой общей миссией — углубления взаимодействия социологии с обществом.

Эмери считает, что он получил характер социальной матрицы — заботливой питательной среды для всех компонентов. Такая матричная форма организации хороша тем, что демонстрирует остальному миру, как можно решать общую задачу разными, но более-менее связанными путями.

Эта мутация потребовала новой организационной структуры. Каждое подразделение выработало свой способ управления, а организацией в целом управлял Объединённый комитет Совета и Персонала (Joint Committee of the Council and Staff) под руководством Сэра Хуга Бивера (Hugh Beaver) c Тристом (Trist) в качестве координатора.

Клиника получила статус университета, объединившись с Брунельским университетом в Лондоне. (Brunel University in north-west London).

Международная сеть
Следом за матрицей начала появляться международная сеть центров, подобных Тавистоку. Новые центры появились усилиями пионеров, которые провели некоторое время в Тавистоке или посредством переезда людей из команды Тавистока. В течении ряда лет Сеть росла постепенно, но события 1970 — 1980 годов вызвали её актуализацию. Некоторые проекты были (и есть), совместными между людьми из Тавистока и других центров.
Часть новых работ имела большие масштабы масштабы и появились в социо-экологической перспективе. Им было нужно больше ресурсов, чем мог дать один только Институт. Они часто были международными по охвату, и было необходимо, чтобы их проводили организации, находящиеся в странах, затронутых проектами.
Следует заметить, что таблицы Триста явно описывают далеко не всю сеть. Скажем, в книге «50 лет Тавистокской клиники» сказано о совместной работе Института с Массачусетским Технологическим институтом и Мичиганским университетом в области динамики групп и об совместной работе над журналом «Человеческие отношения» (Human relations).
В 1981 году Эрик Трист характеризовал сеть так:
Все узлы выражают философию взаимодействия социологии с обществом

  • Занимаются мета-проблемами общего характера, а не частными случаями.
  • Работа ориентирована на будущее и связана с переходом к пост-индустриальному обществу и сдвигом парадигм, который из этого следует.
  • Поскольку их работа связана с изменениями основ, их деятельность вызывает сопротивление. Поэтому для узлов непросто получать необходимые ресурсы.
  • Это вызывает давление, следствием которого становится напряжённость в отношениях между организациями и людьми.
  • Узлы создаются первопроходцами-одиночками, которые собирают вокруг себя группы и объединяются с такими же одиночками в других узлах.
  • Хотя большинство узлов существуют многие годы, они, всё-таки являются временными системами. Если они не будут вовлечены в работу с очередным кругом критических задач, они более не приносят пользы.
  • Узлы могут усиливаться и слабеть, заканчивать своё существование или инициировать новые разработки где-то ещё.
  • Часть узлов более не связаны с Лондонской организацией.

Кроме Лондонского центра, наиболее плотно соединены:

  • Институт исследования труда в Осло (Work Research Institute, Oslo);
  • Центр непрерывного образования в Канберре (the Centre for Continuing Education, Canberra);
  • Группа в Пенсильванском университете (the University of Pennsylvania group ) и
  • Факультет исследования окружающей среды в Йоркском университете в Торонто (Faculty of Environmental Studies, York University, Toronto)

Некоторые центры добавили новые идеи за пределами области исследований первоначальной организации. Это особенно верно для четырёх вышеупомянутых центров, где заметен самый существенный прогресс, и в концептуальных разработках, и в предпринимаемых проектах.

Трист утверждает, что сети такого типа будут играть всё более важную роль в будущих разработках, касающихся взаимодействия социологии с обществом.



  • 1
Спасибо. В чём актуальность данной темы?

в 1940 году их главврач рассказал, как они собираются "вылечить" весь мир, влияя на общественное сознание:
http://mvenmass.livejournal.com/17143.html
А тут, можно сказать, отчёт очередного руководителя о том, как и где они работают, двигаясь к поставленным целям.

Edited at 2016-01-15 04:50 am (UTC)

Лекарей общества пруд-пруди

Этот институт только один из тысячей, которые занимаются "проблемой лечения человека и общества".
Думаю, все эти "ученые" и те, кто нанимает ученых, пришли к одному: надо управлять каждым человеком как гаджетом, превратить его в управляемое средство производства-потребления.

  • 1
?

Log in

No account? Create an account