Previous Entry Share Next Entry
Междоусобица. Главная угроза - сами ливийцы?
akatv

Фото с brookings.edu

Противостояние в современной Ливии, по большей его части, рожденное и питаемое внутренними, иногда племенными разделениями - только последняя итерация.

История повторяется — напоминает нам Фредерика Сайни Фасанотти, сотрудник Центра безопасности и разведки в Брукинском институте. Фокус её интересов — борьба с повстанческими движениями. Её статья называется «Междоусобица: Почему разделение Ливии может быть единственным способом её сохранить».

Итальянцы столкнулись с этим явлением ещё в 1912 году, во время оккупации севера Африки. Межплеменная вражда, не прекращавшаяся даже во время войны с итальянской армией, играла на руку захватчикам, позволяя им обойтись малыми силами, разбивая племена поодиночке. Именно колонизаторы в 1928 году впервые смогли объединить Триполитанию и Киренаику в единую Ливию под своим контролем. Их противники имели отлично обученные и привычные к местным условиям войска, поддерживаемые местным населением. Им не хватало только единства.

Одной из основных опор власти Муаммара Каддафи было его умение успешно контролировать межплеменные отношения. Хотя через своих доверенных офицеров он поддерживал связи с многими небольшими племенами, главным было то, что он поддерживал связь между своим племенем и двумя крупнейшими в стране племенами.

В Ливии насчитывают около 140 племён, хотя заметное влияние окаывают примерно 30 из них. Они населяют три исторические зоны, которые только недавно были объединены в единое государство - Триполитания, Киренаика, Феццан. Февральское восстание началось в Киренаике, родине короля Идриса I, который был свергнут под руководством Каддафи в 1969 году. Для Каддафи всегда было нелегко контролировать эту область, которая исторически всегда тяготела к восточному исламу, к Египту.

Большая часть населения живёт недалеко от побережья, хотя есть и племена, живущие в пустыне. Это весь Феззан и значительная честь Киренаики. Однако, в этом регионе добывается большая часть нефти и газа. Сложность межплеменных отношений все эти годы не позволяла надолго объединить страну под властью одного правительства, чем воспользвались исламисты.

Вполне закономерно, то что в Ливии возник вилаят Исламского государства. В октябре 2014 племена в районе Мисураты присягнули аль-Багдади и образовали вилаят Дарна. Территория страны стала частью халифата. Позже пресса сообщала, что и сам аль-Багдади перебрался в Ливию, а на востоке страны появились тренировочные лагеря исламистов, основной приток которых идёт из Туниса, Судана, Мали и Египта. Сообщается, что к исламистам присоединяются и бывшие сторонники Каддафи, опасающиеся преследования со стороны новых властей и бывшие иракские военные, вытесняемые из Сирии ударами российской авиации. Еще в начале февраля телекомпания CNN сообщила, что, по данным разведки США, численность боевиков ИГ в Ливии выросла уже до 6,5 тысячи.

Примечательно, что присягнувшие ИГИЛ силы группировались в районе аэропорта, необходимого для связи с основными территориями ИГ. Теперь на аэродромах, находящихся в паре часов лёта до Европы, почти две сотни самолётов ждут своих камикаде. И для этих камиказде уже, как утверждается, были закуплены авиатренажёры.

Видимо, всё это, вместе с потоком беженцев, стремящихся попасть из этого ада в Европу, и желанием контролировать углеводороды, и заставило европейцев заняться Ливией серьёзнее. Очередная попытка остановить восстановить единство нации произошла 31 марта - в Ливии приступило к работе новое «правительство национального согласия» во главе с премьер-министром Файезом ас-Сараджем. До этого момента, в стране было двоевластие: в Триполи правил происламистский национальный конгресс, а в Торбуке — парламент, избранный на «всеобщих выборах». И 24 мая генсек НАТО Йенс Столтенберг заявил, что НАТО готово вмешаться в ситуацию в Ливии по просьбе нового правительства национального согласия.

Такая угроза, как ИГИЛ, заставила ливийцев объединиться, и Сирт был отбит совместными усилиями некогда враждовавших между собой отрядов. Ливийцы выиграли битву, но не войну. В современной Ливии, главная угроза — не ИГИЛ, а сами ливийцы, разделённые, как и век назад. Они постоянно находятся в состоянии вражды друг с другом на разных уровнях, и это состояние во многом напоминает межплеменные столкновения столетней давности.

Источники:
brookings.edu
United Nations Support Mission in Libya
Цыганок Анатолий Дмитриевич. Война НАТО в Ливии: анализ, уроки.



?

Log in

No account? Create an account